Мое путешествие в Кошки



Египты-шмебипты, Турции-шмаурции, Габоны-г…ны, Сомали-Шмобали и т.д. порядком надоели. Хотелось чего-то нового, необычного! Не изъезженного. Туда, где не ступала нога туриста! С последним, понятное дело, было сложно. Все решилось случайно, когда на день рожденья мне подарили травматический пистолет. Естественно, сначала подарок меня удивил. В самом деле, зачем он мне? Но, поразмыслив самую малость, я смекнул, что это можно расценить и как приглашение в тур по родной земле, России матушке! В самом-то деле! В самолет с ним не попасть. Да и не нужен он где-нибудь в Тайланде, где простой монтировкой можно раскидать с десяток оголтелых тайцев. Итак, решено, Россия! Но куда?
Долго сидел в инете, пытаясь выбрать толковое местечко. Пляжного отдыха не хотелось категорически, да и не найти его в начале ноября. С реками тоже могла быть засада, т.к. зима на носу и могли внезапно покрыться льдом. Оставалось одно-равнина. Простая русская глубинка, не омраченная массовым туризмом. Но мест так много, а отзывов практически нет. Долгие часы просиживания за компом навели меня на мысль, что нужно искать поближе к Москве, и по самому необычному названию места. И снова засада. Мест с необычными названиями просто немерено! Практически все деревни имеют необычное, а порой и забавное название. Голова моя шла кругом. Я не мог усидеть на работе и дождаться конца рабочего дня. И снова за комп. Карты, отзывы, переписка с такими же фанатами путешествий, бессонные ночи… Наконец, из оставшихся 200 населенных пунктов я выбрал Кошки, что в Самарской области. Ехать, правда, 1100 км, но там я нашел гида по имени Козьмич. Переписка с ним была по обычной почте, соответственно, долгой и утомительной. Письма то и дело не доходили. Но потом он установил инет с аськой и переписка ускорилась. Козьмич подробно проработал предстоящий маршрут. Выглядело изначально примерно так:
1 день. Встреча на трассе Ульяновск-Самара. Оставляем мою машину в отстойнике (ГИБДДшная штрафстоянка) и на трансфере Козьмича добираемся до Кошек, попутно заезжая в Новую Жизнь, посмотреть на памятник председателю. Вечер-приезд в Кошки, обзорная экскурсия по поселку с посещением русской бани по-черному. (Обзорка и баня-бесплатный бонус).
2 день. Экскурсия в п. Погрузная с осмотром местной ветки железной дороги с обедом по русскому обычаю в избе, со щами, кашей и киселем. После обеда отдых и переезд в с. Степная Шентала. Вечер в клубе, просмотр кинофильма и ночевка в гостинице «Кооперативная».
3 день. Континентальный завтрак в отеле и переезд на рукав реки Камышлейка (если позволит погода и дороги) с осмотром кургана и местного могильника. Обед в шалаше рыбаков и рыбалка на спиннинг с лодки. Вечер-уха из пойманной рыбы, ночевка в машине.
4 день. Подъем в 3-00 и охота с острогой на спящую рыбу. После -переезд в села Большая Романовка и Малая Романовка. Продажа набитой рыбы на местном базаре. Краткий экскурс в историю и наглядная демонстрация отличий этих населенных пунктов. По окончании экскурсии встреча с местными жителями на центральной площади, кратковременный митинг и осмотр старинных изб, подворий и огородов. По окончании, обед у бывшего председателя в избе, с самогоном (по желанию) и соленьями. Ночь-переезд в с. Кшкар.
5 день. Завтрак в придорожном кафе (на выбор: «Вдали от жен» или «Второе дыхание») и осмотр поселка Кшкар самостоятельно, шопинг в сельпо и универмаге. Обед в любом ресторане на выбор и свободное время до 15-00, встреча трансфера на центральной площади, у памятника Ленину и переезд в с. Ибряйкино. Ужин, баня с веником по-русски. Ночь в гест-хаусе.

6 день. Краткая экскурсия по с. Ибряйкино. Свободное время до вечера. Посещение музеев, набережной, театров. По желанию, осмотр колхозных полей и дубового леса, с возможностью осмотра ( 5 долларов/чел) 15 Га с/х земель, выкупленных у сельчан местным председателем-аферистом за паи. 15-00 встреча у памятника Ленину, на площади и переезд в с. Кошки. Прощальный вечер в Кошках, ужин в деревенской избе со старожилами. Напитки (самогон) за отдельную плату и ночь на русской печи.
7 день. Континентальный завтрак в избе и переезд до места отстоя моего автомобиля.
За все про все Кузьмич зарядил невероятную цену. Порядка 3000 долларов, без учета бензина. Сошлись на 15000 рублей. Предоплату он просил по веб-мани, якобы за подготовку к туру, но я, из опасений кидняка, предоплату исключил до моего приезда в Кошки. Козьмич был не очень доволен, т.к. по его словам, из-за меня он итак подвинул группу туристов из Германии. В общем, я стал готовиться. Купил патроны, спальный мешок, удочку, сапоги, брезентовую плащ-накидку, комплект НЗ (несессер, спальный мешок, тушенку и комплект сменного белья). Ведь подготовка к путешествию всегда приятнее самого путешествия, не правда ли?
Поездка выходила бюджетной. К тому же загранпаспорт не требовался. Это было кстати, т.к. в старом не оставалось свободных страниц для виз, а в Кошки, как и по всей России, виз не требуется. Итак, настал день отъезда. Я заехал в магазин и купил охотничий клинок 16 см., так, на всякий пожарный. Клинок я опустил на леске в бак своего крузака, чтобы не было проблем с представителями власти. НЗ в виде 30000 руб. я надежно спрятал в запаске, что под днищем. Итак, я готов! Полный вперед!
Крузак мчался по трассе, то взлетая, то спускаясь с холмов. Мой антирадар предупреждал меня о гаишниках. Проблем не было. Только под конец, в степи, под моросящим дождем, меня остановили местные мусора, в непонятной форме и попросили предъявить документы. Впрочем, их больше интересовала моя машина. Узнав стоимость, расход бензина и год выпуска, посмеявшись, мол нах надо такой, они взяли с меня 200 рублей (поинтересовавшись предварительно, не мент ли я?) и отпустили с миром.
Козьмича я сразу, к своему стыду, не признал. Его фотки на статусе в асе были, мягко сказать, далеки от оригинала. Достаточно сказать, наверное, что там была фота Кузьмича из «Особенностей национальной охоты». На деле же Козьмич был сутулым, немолодым мордвином, неопределенных лет. Курил Козьмич много и крепко. Не гнушался бычками. Когда он попросил у меня предоплату, оговоренную в контракте, я полез снимать запаску. Но она была такой грязной, что я весь измазался с ног по уши. Козьмич только качал головой. Было очевидно, что в таком виде в салон своего ЛУАЗика он меня не пустит. Наконец, когда я протянул деньги, он успокоился и смягчился. Я сел на переднее сиденье и с любопытством наблюдал, как Козьмич ловко переключает передачи, то буксуя, то выбираясь из ям и колеи. Проехав так 15 утомительных километров, я начал было кимарить, как вдруг меня осенило, что свой клинок я оставил в крузаке. Поворачивай назад, кричал я Козьмичу! Тот ругался, высоким тенором, по-мордовски, быстро-быстро. Я ничего не понимал, но настоял на своем. Еще 1,5 часа и мы у моей тачки. Я открыл лючок и… Это был первый удар. Леска 0,11 (специально, чтоб было не заметно) расплавилась от бензина и клинок ушел в бак. Достать его было нереально. Козьмич почесал репу и предположил, что можно разобрать бак. Есть у него один мастер на примете, мол. Я отказался и не пожалел.
За то, что график экскурсии сбился по моей вине, заезд в Новую Жизнь Козьмич вычеркнул из маршрута. Мол, итак опаздываем. Ну, хозяин-барин. Я закурил сигару, удобно развалившись на пассажирском кресле, и стал всматриваться в тянущиеся за грязным окном пейзажи. Еще полчаса и впереди показались тусклые огни с. Кошки. Козьмич пытался лечить, типа это единственное в мире село, которое видно из космоса, что самые красивые девушки живут здесь, что Кошки-безналоговая зона и т.п. чепуху. Я делал вид, что верю и кивал головой.

Как только въехали за знак «КОШКИ», сразу и началась обзорка, обещанная в заманухе Козьмича. В деревне смотреть вечером было не на что. Да и окна были настолько грязны, что ничего нельзя было разобрать. Козьмич несся, как на пожар. Улицы проскакивали одна за другой. Какие-то люди в зимней одежде кучковались под фонарями. Кошки! Мысль, что я нахожусь не на каком-нибудь краю света в ЮВА или Америке, а в самой что ни наесть русской глубинке, пьянила и сводила с ума! Козьмич бегло бормотал себе под нос: «Это у нас магазин. Это школа. Здесь прием макулатуры раньше был. Там вон, за холмом, кладбище. Это мусорская. Здеся рынок по утрам» и т.д. На мой вопрос, почему село называется Кошки, Козьмич неопределенно промычал что то, типа, не в честь уж кошек назвали, это точно. Потом постарался приврать, что во время монголо-татарского ига оно называлось Ко Шки, но мне было реально пофиг. Кошки! –Кому скажи-не поверят! Для надежности я проверил наличие пистолета под мышкой, в кобуре.
Первая остановка-обещанная баня. Полуразвалившаяся землянка на холме пугающе чернела на фоне бликов грязи и луж. Козьмич, заметив мое смятение, ухмыльнулся: «Не ссы, мол, паренек! Не дрейфь!» Он громко крикнул: «Наталья!» Откуда ни возьмись, прибежала бабенка, мордовской наружности и с таким же быстрым говором. Тут же поднялась суета. Открыли дверь, откуда сразу повалил густой дым и пригласили меня париться. Сперва я боялся, но, когда Козьмич скинул одежду и предстал в обнаженном виде, мое лицо пронзила брезгливая судорога. Это не ускользнуло от быстрых глаз Козьмича. Видимо за это он охаживал меня вениками так, что я орал и просил пощады. В горле першило от едкого дыма и было одно желание, поскорее закончить этот ритуал. Все завершилось омовением из ковша. Я лежал на лавке и Наталья окатывала меня прохладной водой. Козьмич что-то постоянно бормотал и хихикал. Я вспомнил тайский боди массаж и совсем сомлел. Глядя на мою эрекцию Козьмич прохрипел мне в ухо:
-Девочек мож?
-Почем?
-По трехе за рыло!..
Я не решился. И не пожалел. Вытерся я принесенным вафельным полотенцем.
-Ну че, это, понравилась банька-то, а? Не угорели? Эт, а может самогоночки, а?-тараторила Наталья. Я отказался. Тогда Наталья пригласила нас в дом, к столу. В просторной комнате был накрыт стол. Кроме стола в комнате было человек 10 местных жителей, собравшихся специально под мой приезд. Дым стоял коромыслом. Все были пьяны, от того и мелкая мордовская речь звучала еще быстрее, примерно, как звук при перемотке аудиокассеты. Что сразу резало слух, так слишком частое произнесение местоимения «это». Предложение, обычно, им начиналось, им же и заканчивалось.
-Это, тебя как звать? Ты это, садись давай, поешь!-скороговоркой приветствовал меня самый разговорчивый из них. Дважды уговаривать меня не нужно, тем более, что этот ужин входил в программу моего тура и был оплачен. Я набросился на вареную картошечку под укропчиком, на соленья и грибы. Пьяное щебетанье прервалось только однажды, когда я закурил свою сигару. Кто-то хихикнул и перекрестная беседа продолжилась. Из нее я смутно понял, что в основном жители Кошек хвастались друг перед другом достижениями в финансовой сфере и натуральном хозяйстве. По этому поводу они подшучивали друг над другом, смеялись, кричали и сравнивали. Чтобы обратить на себя внимание оратор громко выкрикивал «Это!..». Я с удовольствием наблюдал за этой суетной трапезой. Закончив ужин я, по местному обычаю (вычитал в инете), облизал ложку, чтобы хозяевам не пришлось мыть за мной, вытер руки о волосы и провозгласил: «Это, я спать пошел!» Я думал они улыбнутся, но никто и бровью не повел. Мне просто ответили: «Ну, давай, это!,. Завтра не проспи, давай, это!».
Наталья уложила меня на печь. Мои претензии, по поводу оплаченного ночлега в гостинице она прокомментировала: «Это, спи уже. Неугомонный! Завтра разберешься. Спи, это, давай!» И я заснул.
Наутро я проснулся от сильного желания сходить (сбегать) по большой нужде. Я долго метался в поисках туалета, но нашел его на улице, в маленькой кабинке (типа, синих, как в Москве, только из досок). Стыдно об этом говорить, но…это была она, диарея. Я обещал себе, что впредь не буду есть все подряд на деревенском столе. Но, естественно, самым надежным был иммодиум (всегда беру с собой в поездки). Кое-как привел себя в порядок. Вернулся в теплую избу и тут мой взгляд упал на часы. Время 12-15! Проспали экскурсию на ст. Погрузную! Я разыскал Козьмича, храпевшего под заплатанным одеялом валетом с Натальей. Спросонья он долго не мог понять, что я от него хочу. Когда же, наконец, сообразил, то устало отмахнулся, мол, обождет Погрузная. Там и смотреть-то нечего. Сразу в Степную Шенталу повезу! Аккурат, мол, на сеанс поспеем. Там сегодня «Робокоп» показывают как раз. Я наклонился и в лицо ему прошипел что то яростное. Типа, окончательной оплаты за тур он не увидит! Это не особо смутило Козьмича. «По мне, говорит, хоть щас проваливай!». Тут-то я и осознал всю глубину наших глубин! У черта в заднице, в Кошках, в самом центре русской периферии, один, без машины…Мое положение было достаточно шатким. И я отдался в распоряжение Козьмича.
Степная Шентала и впрямь находилась посреди степи (хотел сказать пустыни). То и дело попадались коровы и козы. Причем трасса не была огорожена от них специальной сеткой. Впрочем, аварий на дороге не встретилось, как и самих автомобилей. ЛУАЗ остановился на площади у клуба под фонарем. На его ступенях сидели местные юноши и девушки в искусственных дубленках и шапках из кролика. Они пили пиво и грызли семечки. О моем приезде они, видимо, были оповещены, т.к. только я появился, все дружно обернули головы и щебетание прекратилось. Что-то подсказывало, что могут быть неприятности. Возможно прямые, тяжелые взгляды, возможно сжимаемые-разжимаемые кулаки, а возможно и вскользь оброненные слова, типа, ну че, ссук коммерс, проспонсируешь? Но Козьмич быстро просек тему и осадил их: «Эт, слышь, пацаны!? Это, слышь, Жорка, отойди, говорю тебе! А ну-ка, это!.. Давай-давай, это!.. Так вы это, не безобразничайте!».
Мы прошли внутрь под пристальными взглядами парней. Проталкиваясь сквозь мощные тела, я думал: «Какого хера? Сдались мне эти Кошки!». Вспоминались Сомали, Габон, Уганда, Египет и Тайланд. Теплые, спокойные страны. С адекватными жителями, с последними новинками кино. А тут-«Робокоп»! Во время сеанса, проходившего под местные выкрики скороговоркой и общий смех, произошел только один инцидент. Кто-то кинул пустую бутылку с задних рядов и она, как назло, попала в голову Козьмичу. Он сразу сник и сполз под сиденье. Я вжал голову и до конца сеанса пытался привести в чувство Козьмича, расталкивая его ногой. К концу сеанса он пришел в себя и поинтересовался, что за херь с ним приключилась. Я подумал, что разборки нам ни к чему и ответил, мол заснул он и сам потихоньку сполз под кресло.
На ресепшен в отеле «Кооперативная» девушек не было. Как и юнош, впрочем. А была одна тетка, злая и беспощадная. Она сразу заявила, что мест нет. И Козьмичу пришлось унижаться, договариваясь с ней громким шепотом. Но, к счастью, все обошлось и мне достался сингл на 2 этаже. Номер 23. (С Козьмичом было оговорено что, по поводу отелей я привередничать не буду, но все номера будут синглы). Никогда не берите номера 21, 23, 25 в этом отеле! Выходят они на частный сектор, и по утрам вас будят крики петухов, мычание коров и выкрики хозяев. А запах стоит невообразимый! Одно слово-хлев! Кстати, я обратил внимание, что кондиционеров нет, а значит, летом, в сезон, здесь вообще находиться опасно для здоровья! Никаких шампуней в ванной не было. Да и ванная была такой «свежести» что, по видимому, в ней мылась не одна тысяча индусов, негров и таджиков. Я отказался принимать душ и лег спать. Меня разбудил стук в дверь. Это был Козьмич. Ему, оказывается, не досталось места в отеле и его подселили ко мне. Не буду описывать мое возмущение. Ругался я крепко. Козьмич также не терялся. Я услышал про себя, что я мудак, ублюдок, говно, выродок и даже лох. Это были сильные аргументы. Терпение мое было переполнено еще и тем, что мой гид успел где-то так нажраться лука и водки, что пахер в номере стоял убойный. Дезодорантами он, очевидно, тоже брезговал. А на свежие носки на его копытах рассчитывать было вообще преступно. В итоге я раздвинул кровати и улегся под одеяло с головой. Внутри все клокотало и я твердо решил утром закончить мой тур. Ночь я не спал. В первой половине храпел, ворочался и пердел Козьмич. Под утро оживились животные в хлевах. Так что к рассвету, примерно в 7-30, я был одет, выбрит и умыт. Спустившись на ресепшен, я попросил вызвать мне такси. Дама посмотрела на меня с вызовом, гневом и сарказмом одновременно. «Нет тут никакого такси! И не было.-Ишь че удумал!». Короче, в результате кратковременного общения с дамой я уяснил, что уехать можно с автобусной станции до с Кошки. А там уже попроще с транспортом будет. Я расплатился, заплатив штрафы за разбитый кувшин и стакан (якобы), и вышел на улицу. Выпал первый снег! Степная Шентала была трогательна в своем девственном белоснежном наряде. Я шел и ощущал себя первопроходцем. На первом снегу следов, кроме моих, не было! Вероятно такой она (деревня) была в стародавние времена, 2-3 тысячи лет до н.э. Пройдя с километр я услышал позади звук приближающейся машины. Я поднял руку и… скис. Это был ЛУАЗ Козьмича. Он был не умыт и не причесан. Ему было жутко стыдно за вчерашнее и он много и часто извинялся по-мордовски. Что-то подсказывало мне между строк, что лучше продолжить тур с ним. В основном не хотелось огрести неприятностей в этих заповедных местах, в виде мести Козьмича и его сотоварищей. Я снова сел в машину.

По плану должна была состояться экскурсия на р. Камышлейку, с рыбалкой, ухой и беседами у костра с рыбаками. Несмотря на выпавший снег, Козьмич из графика выбиваться не решился. ЛУАЗ несся по снежной дороге как стрела. -Полный привод все-таки. Я резонно заметил, что обещанного завтрака в отеле я как то не ощущаю. Чувство голода терзает мой желудок и мозг, не давая любоваться проплывающими за окном видами белой равнины. Это смутило его. Он предложил перекусить пирожками, которые у него всегда были в бардачке. Когда я брезгливо развернул целлофан, в нос ударил резкий запах кислоты. К тому же они замерзли и были каменными. Я выразительно посмотрел на Козьмича и он тут же отвел глаза на дорогу. Думаю, он не понял причины моего недовольства, но для порядка смутился. Наконец мы свернули в поле и помчались по бездорожью к реке. Иной раз я подпрыгивал так, что ударялся головой о металлический потолок. И вот она, Камышлейка! Еще одно русское название. Спрашивать у Козьмича происхождения названия смысла не было. И так все понятно. Единственное, что смущало, так это отсутствие открытой воды. Малые реки покрываются льдом уже в октябре. Этого Козьмич в своих тезисах, видимо, не учел. Я повернулся и стал смотреть на него в упор. Видимо сила моей мысли была такова, что он все понял без слов. Исподлобья, как провинившийся щенок, он смотрел на меня и терзал свою сущность нелепыми: «Мля! Ссук! Это… Твоююю!..». Но мне, несмотря на Козьмичевские переживания, ни сколечки не было его жалко!
«Че делать будем, экскурсовод херов?»-растягивая слова вопрошал я. Козьмич был уничтожен. Он переборол свой ступор и уселся в машину, достав ноутбук. Я зло наблюдал за его действиями. «Wi-Fi ищешь, Козьмич?-Его здесь нету!»-пытался острить я. Но он меня не слушал. Через 5 минут он скорректировал и проложил новый маршрут. Все, в Новый Калмаюр тебя повезу, взбодрившись прорычал он. Название меня не вдохновило. Оно напомнило чеченские Хасавюрт и Кизилюрт. «Ты еще в Урус-Мартан меня отвези», буркнул я. Но он только пожал плечами: « В прошлом году я туда шри-ланкийцев возил. Им понравилось!». Комментировать я не стал.

Еще несколько долгих часов по степи я занимался тем, что слушал по радио в телефоне мордовские программы и созерцал многообразие видов снежной степи. И вот промелькнул указатель «Новый Калмаюр, 10 км». Я собрался и приготовил фотоаппарат. Я снимал все подряд. Людей, коров, коз, лошадь, площадь, голубей, магазин, дома и т.п. туристические ништяки. Козьмич же продолжал комментировать: «Это исполком, здесь раньше баня была, сгорела, вон там газопровод ведут, эт детская площадка…». Наконец я увидел цель нашей поездки. Ей была забегаловка с неоригинальным названием «Закусочная». Дым стоял столбом и полупьяные сельчане за круглыми высокими столиками стоя пили водку и быстро-быстро разговаривали. Пока я выбирал бутерброды посвежее, Козьмич набрал пирожков и занял столик. Точнее место на столике. Соседями нашими были два молодых мордвина, которые от выпитого уже говорили скороговоркой. Понять мне их было сложно. Но Козьмичу это удавалось и он успевал скороговоркой отвечать. О чем они говорили я сначала не понимал, увлеченно поедая пирожки с капустой и картошкой. Только в конце ланча я сообразил, что Козьмич в процессе общения рассказал им про меня. Они постоянно что-то щебетали, то и дело поглядывая на меня. «Снежных людей поедем смотреть»- шепнул мне в ухо Козьмич. В принципе я был рад, но старался скрыть это. В глубине души я верил в существование гоминоида. Но парни обещали показать место, где их много! Мог ли об этом мечтать я, скромный путешественник из Москвы?!

Уже смеркалось, когда ЛУАЗ ворвался в заснеженный лес. Искусно маневрируя меж карагачей и вязов, наш трансфер шаг за шагом пробивался вглубь леса. Наконец парни сказали, что дальше нужно идти пешком, чтобы не спугнуть. Мы шли около часа. Ветки хлестали по лицу и рукам. Стало совсем темно, когда мы вышли на поляну. «Это, вот здесь будем ждать!»-пискляво говорил один из парней. Мы уселись на корточки и принялись ждать. Так прошло 5 утомительных минут. Я спросил, мол, долго ли еще ждать? Мне уклончиво ответили, что возможно и всю ночь. «Засаду устраивать надо!»-авторитетно прощебетал второй из парней. Меня начали терзать сомнения.

Но что-то я затянул рассказ. Не «Войну и мир» же пишу!? Далее буду придерживаться формата отчета. Итак, снежного человека мы не дождались. Мордва так наклюкалась водки, которую они с собой взяли, что забирать их с собой не было возможности. Козьмича еще можно было волоком дотащить, но не троих же?! Я принял решение выбираться в одиночку. По пояс в снегу, проваливаясь в болота и топи, я из последних сил шел, полз и подтягивался за деревья навстречу судьбе. Одежда была мокрой, ноги окоченели и совсем отмерзли. Я питался кореньями и корой. Иногда, на проталинах, зеленела осенняя трава. Я ел и ее, она заменяла мне витамины. Далеко за полночь на меня напал кабан и в смертельной схватке я вышел победителем (пистолет пригодился). Так как «Макарыч», в общем-то, пистолет травматический, битва была не шуточной. Я стрелял как ошалелый, вспоминая фильмы про оборотней, но пули его не брали. Оставив себе последний патрон, я жалел, что он не серебряный. И заканчивал битву в рукопашной. Забил я вепря его же бивнем. Мы лежали с ним на окровавленном снегу и хрипели. У кабана была агония, а я набирался сил. Спичек не было. А сырое мясо я есть не хотел, вспоминая позавчерашнюю диарею. Освежевав тушку, я закопал ее в снегу, на случай, если совсем уж прижмет. Шкуру оставил для крепких морозов. Наконец, к рассвету, послышался звук дороги. Я выполз на трассу и лег поперек нее на шкуру. Была оттепель. Брызги грязного растаявшего снега покрыли мое лицо и одежду. Машины не останавливались. Никто не хотел пачкать салон. Сколько так продолжалось я не помню. Сознание помутилось и я провалился в голодный обморок. Очнулся у какой то бабки, на печи. Она отогрела мне ноги и выходила меня. За это я ей вдвойне благодарен. Как оклемался маленько, засобирался в обратный путь. Бабка напекла мне пирожков с ливером, дала крынку молока и котомку. Я душевно простился и автостопом покинул этот гостеприимный, загадочный край-окрестности с. Кошки.

Сейчас, по прошествии двух лет, я нисколько не жалею об этом удивительном приключении. Вспоминаются лица Козьмича (он как то являлся мне во сне в белых одеждах), мордвы, Натальи и других персонажей, чье живое участие привносило колорит и придавало остроту моему путешествию. Проносясь на своем авто по МКАДу, восседая на кресле, покрытом кабаньей шкурой, я все чаще с грустью смотрю в сторону области. Там, далеко, за городами, лесами и реками находится место, навсегда врезавшееся ко мне в сердце. И, пролетая на самолете в ЮВА, я напряженно вглядываюсь на землю с заоблачной высоты. Как знать, может и увижу я знакомую походку Козьмича, его ЛУАЗ, опознаю старую школу, реку Камышлейку и т.д. Кстати, насчет Козьмича меня все больше начинают терзать сомнения и…совесть. Дело в том, что больше я не видел его в асе. Боюсь, что он либо лишился аккредитации, либо одно из двух. А жаль!..
  • +4
  • 05 декабря 2010, 21:49
Поделитесь этой статьей с вашими друзьями в соц. сетях или отправьте им ссылку:



Комментарии (2)
свернуть / развернуть
+
+1
Добрый день! Дмитрий кажется? Вы, друг мой, своим рассказом меня смутили и совсем запутали! Сначала я очень была удивлена. И как московского повесу занесло в глубинку? Но потом выяснила, что вы самарский. И тут меня осенило! Это же художественная литература!!! Как тур.идея меня ваш рассказ удручил, а как сказка про Козьмича просто супер! Вам нужно книжки писать и комические статьи в газете публиковать)))
avatar

LeTTa

  • 08 декабря 2010, 11:38
+
0
Отличный рассказ получился! Дмитрий, Вы талант!
avatar

nika

  • 08 декабря 2010, 13:33

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.